Как повлияет на трубный рынок резкий рост цен на прокат и сырье

В период с ноября прошлого года до февраля нынешнего был отмечен резкий скачок на металлургическом рынке, превысивший показатели прошлого года за этот же период более чем в три раза. В связи с этим вновь пришлось задуматься, что выгоднее для трубников: опора на свое сырье или гибкая система управления поставками.

Контроль сырья

В начале нулевых владельцам крупных предприятий стало понятно, что контроль за сырьевыми активами является не просто диверсификацией бизнеса, а еще и страховкой от непредвиденных ситуаций на рынке и возможностью оказывать давление на конкурентов. Металлурги, работавшие в те времена, помнят, как заключались союзные соглашения между поставщиками сырья против различных потребителей. Либо имели место схемы поставок угля хорошего качества в обмен на руду.

В 2005–2010 гг. в презентациях для инвесторов постоянно говорилось об уровне самообеспеченности сырьем. Тогда казалось, что это демонстрирует защищенность бизнеса от колебаний цен на сырьевом рынке. Цены на уголь и руду проходили через значительную волатильность, достигая пиковых значений в $330 и $190 за тонну, соответственно. На фоне этого даже те, кто говорил о гибкости своей операционной модели и готовности сотрудничать с мировыми поставщиками, приобретали сырьевые активы. Так, в 2009 году ММК приобрел контрольный пакет акций угольной компании из Кемерово «Белон». Довольно большая часть отечественных металлургов своевременно приобрела контроль над подобными активами. Этот тренд показал, что у металлургов есть желание контролировать поставки сырья.

После этого появился вопрос о независимости от поставщиков заготовок. Трубные предприятия, прежде закупавшие штрипс и стальные заготовки, начали строительство собственных плавильных мощностей, а также обзаводиться листопрокатными станами. Иными словами, инвестировать в высокий передел.
С одной стороны, было непонятно, зачем было необходимо расширять мощности, ведь действующих было в избытке: почти 30 % продукции идет на экспорт, причем очень часто с низкой маржинальностью. Но некоторые компании (например, ОМК и ЧТПЗ) с высокой активностью инвестировали в развитие. Это делалось потому, что было понятно, что в условиях, когда потребители проводят жесткую ценовую политику в отношении предприятий трубной промышленности, при росте цен трубники могут оказаться в сложном положении, потому что стоимость их продукции резко не вырастет. Либо потребители купят трубы за рубежом. У поставщиков проката более широкие возможности экспорта, поэтому они могут поднять цену для трубников.

Контроль себестоимости

Когда компании не имеют возможности контролировать цены реализации, возможность контролировать себестоимость продукции становится особенно важной. Из-за этого российские трубники стали наращивать сталелитейные мощности. Это логично, ведь если стальной прокат производится предприятиями, входящими в группу, нет разницы, какой из сегментов бизнеса будет получать прибыль – трубный или сталеплавильный.

При этом остается вопрос контроля себестоимости сырьевых закупок для выплавки стали. Большинство трубников предпочитает электросталеплавильное производство. В этом случае волатильность цен на металлолом может отражаться на эффективности трубных компаний. Этот вопрос решается через создание подконтрольных организаций, занимающихся сбором лома черного металла, а также своевременную закупку металлолома в период спада цен на него.

Контроль цены

Центральные банки ведущих развитых стран в прошлом году влили в финансовые рынки более $10 трлн, обеспечив им значительную поддержку. Благодаря этому рынок акций серьезно восстановился, вслед за этим восстановились цены на цветные металлы, на сырье для черной металлургии и на стальной прокат. С ноября 2020 по февраль 2021 года цены на эти категории товаров выросли более чем на 70 %, а трубы за этот же самый период подорожали на 20 %.

Что будем искать?